Актриса Вероника Дюпина рассказала, какими навыками нужно было овладеть ради роли в сериале «Я – Надія»

Я - Надія
Актриса Вероника Дюпина рассказала, какими навыками нужно было овладеть ради роли в сериале «Я – Надія»
Поделиться в социальных сетях:

24 февраля в 19:30 выйдет новый сериал на канале 2+2 – «Я – Надія»…

«Я – Надія» - это четырехсерийная военная драма о молодой фельдшерке Надежде, которая в начале полномасштабного вторжения находилась в окруженном российскими войсками Харькове и спасала гражданских и военных, нуждавшихся в экстренной медицинской помощи.

Надежду в сериале сыграла актриса Вероника Дюпина, для которой это первая главная роль в кино.

Вероника, помните, как получили предложение на главную роль? Где вы находились в этот момент?

Я была в переходном состоянии – должна была закончить проект в качестве второго режиссера и активно начать заниматься импровизацией. Были насыщенные дни – днем смена, вечером выступление, снова смена, постоянные репетиции – и так по кругу. Во время этой беготни мне поступило предложение записать самопробы. Хотя времени на запись почти не было, вышло неплохо. Но я ни на что не рассчитывала – отправила и отпустила ситуацию, потому что дальше были выступления. Позже меня пригласили на парные пробы, а потом утвердили. Сказать, что я была ошеломлена – это ничего не сказать! Мне казалось, что это сказка. Это моя первая главная роль. И получила я ее, когда решила полностью отдаться актерству и покинуть работу режиссера. Еще раз убеждаюсь, что надо доверять себе. Даже если взрослые, опытные люди, знакомые, даже твой мозг говорят, что так нельзя, потому что есть тысяча причин на это, нужно слушать себя и следовать внутреннему зову – тогда все получится.

Съемки во время войны – стресс для всей съемочной группы. Не только из-за психологического давления, но и из-за постоянных ограничений – тревоги, отсутствие электричества, недоступность многих локаций. Что давалось вам труднее всего?

Не выгорать и находить в себе силы. Так как это главная роль, на площадке я была каждый день, почти в каждой сцене. В течение месяца я приезжала домой только чтобы поспать. На большее времени не хватало. Плюс была довольно большая физическая нагрузка: в кадре мы с Тоней Хижняк часто носили на носилках людей, с другими актерами снимали в холодных подвалах и на улице в мороз, учили кучу текста. Последнее – не проблема, но раньше с этим я не сталкивалась.

Самая тяжелая и одновременно любимая сцена, когда мы снимали, как Надежда оперирует командира оккупантов. Прямо на площадке мне нужно было выучить большое количество медицинских манипуляций. Конечно, все процессы объясняли реальные фельдшеры, но по сценарию это должна была быть операция из подручных материалов – нужно было простерилизовать зажигалкой нож, а затем вытаскивать им пулю. Это усложняло задачу.

Какие навыки пришлось освоить ради роли? Что делали на площадке впервые?

В общем, все, что касалось медицинских манипуляций, – осматривать пациентов, делать уколы, картограммы, ставить капельницы, находить пули, делать перевязки, ставить тонометр – я и этого не умела.

Плакать три дня подряд – это тоже впервые. Интересный опыт. В начале съемок были достаточно эмоциональные сцены, когда Надя решает остаться в Харькове, впервые слышит звуки войны и срывается. Я каждый день искала новые актерские инструменты, как еще могу заплакать. Я перебрала все детские травмы, вспомнила всех своих бывших, нашла все болевые точки. А потом поняла: ага, на терапию уже можно не ходить, я уже все выплакала, спасибо (смеется). Но сцены со слезами не кончались. Настраивать себя психологически не всегда получалось, особенно когда нужно было делать несколько сцен подряд. Так что я обращалась к телесным приемам – это через дыхание, тело.

На каких локациях снимали?

В Ирпене мы снимали в разбомбленном доме, в сгоревшей квартире. Когда я пришла туда, была сконцентрирована на роли и сцене, мне и в голову не пришло, что вокруг не декорации. Но когда прозвучала команда «Стоп!» – меня обуял шок… В квартире все сгорело, но до сих пор были элементы жизни – шкаф, в котором висят вещи, банки с соленьями на кухне…

Дальше мы снимали во дворе, где стояло шесть огромных многоэтажек, и все они пустовали. Сколько там было людей, семей до прихода оккупантов?.. Это ужасно.

О родном Мариуполе, который россияне почти сравняли с землей, о первых днях войны, где пришлось жить во время эвакуации и собственном творческом пути Вероники Дюпиной читай в полном интервью актрисы на сайте Afisha.bigmir.net

Читай также:

Поделиться в социальных сетях:

Последние новости

«Без путина будет хуже»: почему молодежь рф, не помнящая тяжелых 90-х, верит в эту пропаганду кремля?
В терракотовой армии первого императора Китая нашли нетронутую камеру с 16-тонным гробом: кому она принадлежит?
Зачем кремль снова запустил старый фейк о том, что Польша хочет забрать запад Украины?
Зачем кремль снова запустил старый фейк о том, что Польша хочет забрать запад Украины?

Интересно, что этот нарратив впервые появился накануне развала СССР…

Средневековая карта мира с 12 века разрушает миф россиян о Екатерине II и основании ею Юга Украины
Средневековая карта мира с 12 века разрушает миф россиян о Екатерине II и основании ею Юга Украины

Она находится во Франции, в одном из самых больших хранилищ древних манускриптов в мире…

Узнать больше