Ведущий 2+2 Геннадий Попенко рассказал о жизни во время оккупации и к каким вещам уже никогда не вернется

Ведущий 2+2 Геннадий Попенко рассказал о жизни во время оккупации и к каким вещам уже никогда не вернется
Поделиться в социальных сетях:

Его воспоминания о том времени вошли в сценарий сериала «Окуповані»…

Известный актер и телеведущий, а сейчас военнослужащий Геннадий Попенко до сих пор видит сны об оккупации. Вместе с женой, ее родителями и двумя дочерями он полтора месяца просидел в подвале семейного дома в Иванкове под Киевом. Сейчас его воспоминания того времени вошли в сценарий сериала «Окуповані», съемки которого начал канал «2+2».

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» Геннадий рассказал о своем страшном воспоминании, вкусном хлебе для дочерей и непростом выборе, который ему пришлось сделать.

— Геннадий, что чувствуете сейчас, когда большая война идет уже более полутора лет?

— Все так же, как и в начале войны в 2014 году. Бесконечная ярость к врагу, уважение к ВСУ, благодарность всем друзьям за рубежом, которые держатся вместе с Украиной. На самом деле нужно постоянно говорить об этом, потому что то, что ты чувствуешь внутри, люди извне не видят и не слышат.

— К каким вещам вы никогда не вернетесь?

- К русскому языку в кадре. Раньше производители снимали по-русски, мол, для того, чтобы русскоязычные украинцы понимали. Конечно, имелось в виду, что можно будет продать проект в русскоязычных странах — Казахстане, Армении и т.д. Вот этого уже не будет. Хотя! Что же я обманываю? Чтобы рассказывать правду об этой войне, нужно будет олицетворять на экране роли русскоязычных подонков. Вот тогда «надо будет вспоминать не великий, не могучий, но русский язык». Уверен, русский будет только в таком формате.

— Как оккупация изменила жизнь вашей семьи?

– Она научила ценить мелкие и большие вещи. Ломтик хлеба — это уже счастье, а если есть, что на него положить, это огромное счастье. В оккупации каждый день был очередным днем безысходности. Эта безнадежность физически влияла, было тяжело шевелить руками и ногами. Сейчас я снова такой, как был до оккупации. Главное – Свободный. А это можно почувствовать наверняка только после потери.

— Вспоминают ли дочери то время?

— Жена очень часто вспоминает. Многие с ней говорим, сравниваем. То, что было с нами в оккупации, никуда из нас не уйдет. И когда об этом рассказываешь, оно выныривает, возмущает, снова на глазах слезы и невозможно остановиться, прекратить проживать это.

Старшая дочь Богдана недавно вспомнила: «Пап, ты знаешь, я так хочу оккупационного хлебушка». Боже, я снова чуть ли не в слезы… За тем хлебом я ходил ночью, в комендантский час, чтобы, упаси Боже, не увидели москали. Стоял в очереди 14 часов и получал буханку хлеба. И эту одну теплую буханку приносил на девять человек. Представить что-нибудь вкуснее было невозможно. Я пообещал дочери, что мы поедем на наш хлебокомбинат, чтобы прямо из печки взять тот хлебушек.

Младшая, Святослава, которой сейчас три года, когда бахало, прислушивалась и говорила: «бах близко» или «бах далеко». Она привыкла к этим взрывам, уже определяла, где они и насколько опасны. Такие фронтовые дети.

Было ли в их семье ожидание большой войны? Какие воспоминания вошли в сериал «Оккупированные»? И какое воспоминание об оккупации не дает покоя? Об этом и больше читайте в интервью изданию «ФАКТЫ».

Читай также:

Поделиться в социальных сетях:

Последние новости

Полный скелет и гнездо с яйцами: в Кременчуге нашли доказательства того, что в Украине жили динозавры
Мир под диктовку кремля: почему Украина не может согласиться на российские «мирные» инициативы?
Телеканал 2+2 будет транслировать матч «Днепр-1» – «Шахтер»
Бой Александра Усика с Тайсоном Фьюри: кто победил?
Бой Александра Усика с Тайсоном Фьюри: кто победил?

Боксерский поединок прошел на стадионе Kingdom Arena в столице Саудовской Аравии Эр-Рияди…

Луну создали инопланетяне для своих космических кораблей? Неожиданная версия исследователей
1600-летний камень со средневековыми надписями случайно обнаружил в своем саду учитель географии из Англии
Узнать больше