Продолжая посещение сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie и Политикой конфиденциальности

«Нам завязали глаза и руки. Никто не знал, куда мы летим»: воспоминания защитников Мариуполя о самом большом обмене пленными

«Нам завязали глаза и руки. Никто не знал, куда мы летим»: воспоминания защитников Мариуполя о самом большом обмене пленными
Поделиться в социальных сетях:

Героическая оборона Мариуполя захватывает сообщество сегодня и войдет навсегда в историю…

Героическая оборона города Мариуполь захватывает мировое сообщество сегодня и войдет навсегда в историю. Украинские герои мужественно и преданно защищали территориальную целостность Родины и даже, пройдя русский плен и пытки, не изменили ей. Воспоминания о том, как отреагировали на приказ о прекращении обороны Мариуполя, а также о том, как проходил самій известный обмен пленными – рассказал командир минометного взвода 36-й бригады морских пехотинцев Виктор «Симеиз» Руссу.

«Никто не готовил нас, не говорил, условно: «Завтра в такое-то время вы складываете оружие». Просто поставили перед фактом. Ну, у нас было такое: «О, все, командиры договорятся, завтра выходим и повезут нас в Турцию». Ведь ходили такие слухи. И оно в первый раз срывается, вторично. Поэтому, когда нам объявили: «Сегодня собираем вещи, сдаем оружие, согласно приказу, все не сразу поняли и до последнего думали: «То будет или нет?», - вспоминает Виктор.

Когда же ребята поняли, что это серьезно, то сдали оружие, забрали раненых и начали процедуру.

«Я выходил в первой партии, 16 мая, а последние были 20-го. Перенесли раненых в кареты скорой, а сами сели в автобус. Ну и, конечно, случилось не так, как думали будет . Говорили нам и о Красном Кресте, и об ООН, и об ОБСЕ, мол, мы приедем, нас чуть ли не на руках будут носить. А когда зашли в автобус, сразу же услышали: «Мордой в пол!». Думаем себе: «О, круто, так, наверное, представители Красного Креста зашли». Ну а дальше – приемка, лагерь».

Ни один из защитников Мариуполя не знал, куда их отправят, какие там будут условия и что с ними вообще будут делать:

«Должны были нас вывезти в 30-35 км от линии разграничения, но когда мы приехали, слышали работу артиллерии — как нашей, так и их. И так себе понимали, что максимум мы в 10-15 км от фронта. И уже там стали всех развозить по этапам, с каждым работали спецслужбы, проводили допросы: «Кто? Что делал? На какой должности?». Всю информацию — как о родных, так и личной. По этим выводам и распределяли, кого куда. Ну, тогда же, 16-го, перевезли в Оленевку, где я и находился до конца плена, иногда выезжая на допросы в Донецк».

Длинные месяцы плена, постоянные допросы, недоедания и отсутствие хорошего медицинского лечения не сломили украинских бойцов. Они верили, что настанет тот день, когда они вернутся домой.

«20 сентября: к нам просто пришли после завтрака, назвали фамилии и указали: «С вещами». Мы вышли. Нас в общей сложности 15-20 человек по бараку было. Подумали, что это просто следующий этап, потому что все стоящие были из командного состава и мы не верили, что вот таким количеством и таким составом нас могут обменять. Пара матросов и весь командный состав — это какая-то сказка. Потом связали руки, глаза скотчем, и мы уже точно убедились, что едем на этап», - говорит командир минометного взвода 36-й бригады морских пехотинцев.

Дальше украинских бойцов начали «катать». Сначала два часа на КамАЗе. Затем защитники услышали, что находятся в каком-то аэропорту, потому что был гул самолетов.

«Летим, несколько остановок делали, кто-то скажет: «Мы в россии. Мы в таганроге». И все так: «Хорошо-хорошо». Никто же не знал, куда мы летим, приходилось доверять тому, кто что выкрикнет. Часов тоже нет, никто не замерил время. Конечно, понимали, когда были взлеты и приземления. Понимали, что кого-то подбираем, но не знали, кого-то высаживаем ли. В последний раз сели, и кто-то говорит: «Все, мы в беларуси». Все сразу: «Ого!». Кто-то радовался, у меня сразу мысли: «О, Беларусь, это как, вообще «жестко» будет?». Выходим, садимся в кресла, и сразу чувствуешь, что они мягкие.

Спрашиваешь: «В туалет можно?» – «Да, можешь в берце себя сходить». Ну, разумеется, никто так не будет делать. А когда сели в автобус, снова спросили: «Можно в туалет сходить?» – «В Украине сходишь». Сначала мы не придали этим словам значения. Потом еще спрашиваем: «А нас кто-нибудь покормит, сутки не ели?» – «В Украине поедите».

После этих слов защитники уже задумались. А позже им позволили ослабить повязки, и они увидели границу беларуси и автобус, который ехал им на встречу.

«Не верилось до последнего, пока нас не передали. Ну а потом – эйфория. Первое, что было – бутерброды с сыром и колбасой. Женщины, спасибо спасибо! Съел две штуки, и чувствую - все, живот набит! Ну, а потом реабилитация в медицинских учреждениях».

После освобождения Виктору Руссу вручили орден Богдана Хмельницкого III степени, которым он был отмечен 19 апреля, еще находясь на «Азовстали». Слава всем украинским защитникам – и павшим и живым!

Читайте также:

Поделиться в социальных сетях:

Последние новости

«Будут исцелять и возвращать душу солдатам»: к оккупантам в Донецкую область везут юрты и знахарей из бурятии
Стоял и смотрел просто в камеру: турист случайно сфотографировал призрак подземелья львовского монастыря
Стоял и смотрел просто в камеру: турист случайно сфотографировал призрак подземелья львовского монастыря

Подземелье львовского Доминиканского монастыря – одни из старейших во Львове…

Уже больше 90 тысяч рашистов никогда не смогут причинить зла на украинской земле: боевые потери врага по состоянию на 2 декабря
Телеканал 2+2 снял документальный проект о первых месяцах полномасштабной войны в Украине
Ни обучения по выживанию, ни зимней формы: российские солдаты начали умирать от холода в Украине
Ни обучения по выживанию, ни зимней формы: российские солдаты начали умирать от холода в Украине

Снабжение российских военных оказалось очередной профанацией со стороны рф…

Узнать больше